стоп-старение

ВЫСОКИЙ «ПИК БЛАЖЕНСТВА» И ИММУНИТЕТ

Не знающий ни в чем меры венецианский аристократ Луиджи ди Корнаро к 40 годам заболел тяжелыми болезнями из-за чрезмерных еды и питья. Иммунитет не выдержал. Даже знаменитые на то время врачи не могли ему помочь. Казалось, дни его были сочтены. Однако нашелся один врач, который, вопреки распространенной практике, предложил «странное» решение — периодическое строгое воздержание от еды. Корнаро очень хотелось жить, и он послушался. В результате выжил и избавился от всех болезней. Когда ему было 83 года, он написал свой первый трактат «Tratatto de la Vita Sobria» («Трактат об умеренной жизни») и умер в возрасте 102-х лет.

Дело в том, что у Корнаро был очень высокий «пик блаженства». Многие люди переживают высокий пик блаженства! Но, наделяя одной рукой нас блаженством, этот «пик» другой открывает «двери» для всего, что так не нравится нам: лишний вес, короткая жизнь, преждевременное старение, болезни и деградация. Обмен высокого блаженства на любовь к жизни в случае Корнаро позволяет оценить и наш «роман» с жизнью.

Любовь к жизни бывает разной, она может много раз то уменьшаться, то усиливаться. Эрих Мария Ремарк был прав: «Любовь — не зеркальный пруд, в который можно вечно глядеть. У нее есть приливы и отливы. И обломки кораблей, потерпевших крушение, и затонувшие города, и осьминоги, и бури, и ящики с золотом, и жемчужины… Но жемчужины — те лежат совсем глубоко».

Конечно, такие огненные натуры как Корнаро, которые разгоняют свой пик блаженства, а потом меняют их на любовь к жизни — редкая история, но ценная как «кейс». У Эли Макгроу, которой недавно исполнилось 81 год — тот же путь. Понесла большие потери, рухнуло все — здоровье, карьера, отношения, так как сожгла себя на высоких «пиках блаженства», можно сказать, дотла. Последовали годы в реабилитационных центрах. Возродилась только в «третьем сезоне» жизни — вернула здоровье, карьеру и отношения.

В этом посте:

  • Блуждающие «пики блаженства»
  • Сдвинуть пик свежести сильно на потом (продолжение)  
  • Огонь-история Эли Макгроу. 

В начале поста— две заслуживающие внимание новости о коронавирусе.

  • Наконец, кажется, появился ответ на вопрос: Почему от коронавируса иногда умирают совершенно здоровые люди? От этой инфекции в основном умирают люди с хроническими болезнями. Однако от него умирают и молодые здоровые люди. Результаты двух недавних исследовании выявили: у молодых, не имевших хронических болезней людей, которые умерли от «короны», были найдены антитела, блокирующие интерферон. Ни у одного пациента с несложным течением этой инфекции таких антител не обнаружилось. Дефицит интерферона рассматривают как одну из причин, по которой умирают от коронавируса молодые здоровые люди, — заключают ученые. Эти случаи очень редки. Согласно статистике, смертность людей моложе 40 лет практически не повышается даже на пике эпидемии ковида по сравнению с доковидными временами.
  • В журнале Science вышла статья-прогноз о том, что нам стоит ожидать в ближайшие 5 лет относительно коронавируса. Спрогнозированы 4 сценария, которые будут зависеть от времени распространения вакцины, и на какую длину она может растянуть наш иммунитет. Зависит от того, сможет ли привитый человек быть переносчиком, и насколько дисциплинированно мы будем носить маски и соблюдать дистанцию. Иммунитет и вирус очень хорошо знают уловки друг друга и имеют свои ходы. Есть длинный иммунитет, есть средний, есть короткий. Если иммунитет будет коротким, как при гриппе, нас ждут волны, с пиком в каждый зимний сезон. Если иммунитет окажется длинным, — волн будет меньше. «Все решат вакцина, которая в каждом сценарии тормозит эпидемию, и наше отношение к ней», — делают вывод авторы статьи.

ПИК БЛАЖЕНСТВА И ЕГО «ХВОСТЫ»

Конечно, это никакая не новость, что наш организм на 97% состоит из звездного вещества, созданного в глубинах звезд. Просто мы часто забываем этот факт или не осознаем эту часть своей природы. С ранних месяцев жизни, в нашем теле и душе включаются механизмы, чтобы реализовать эту «звездность». Но семья, в которой мы родились (будь то богатая, бедная, или «средняя»), одинаково ломает это «чудо» и навязывает нам те же проблемы, которые запускают сами неосознанно. 

Затем мы «выходим в люди». Там окончательно теряется наша уникальность, и мы копируем то, что делает большинство. Нам прививают «высокий пик блаженства» от разрушающих нас еды, пития и других токсичных привычек. Наши механизмы самоомоложения и самовосстановления гаснут, иммунитет не работает в полную силу.    

Но сейчас такой расклад начал меняться, потому что появились открытия в молекулярной биологии, доказывающие невероятные способности нашего тела. И умные люди спешат ими воспользоваться, чтобы переживать качественно другую жизнь с растянутой свежестью и не-генетическим, здоровым долголетием и достойным иммунитетом.    

Самая топовая тема в анти-старении — ограничение калорий. Есть масса научных доказательств, что уменьшение калорий меняет многое: дает стройность, здоровье, позволяет наладить не-генетическое долголетие. По «ограничению калорий» издано много книг, написано статей, проведено исследований. Хорошо придерживаться линии ограничения калорий в благополучные, не стрессовые времена. Но приходит полоса жизненных неурядиц, и мы срываемся. Нам досадно: только-только мы похудели, появился тонус, здоровье подтянулось, но теперь снова нужно с трудом «собирать себя по частям».  

К тому же людям с высоким «пиком блаженства» трудно принять «ограничение по калориям», потому что высококалорийная еда дает «счастье», успокаивает, наполняет энергией. С такой едой жизнь определенно начинает казаться лучше.

Это с одной стороны. А с другой — хотя калории все же необходимы организму, однако калории бывают правильные и неправильные, в них нужно разбираться, постоянно отслеживать и подсчитывать. Как быть?!

При том, что я — человек с невысоким «пиком блаженства», и никогда не испытывала проблемы с лишним весом, калории были «замешаны» в моей жизни. Дело в том, что моя работа связана с постоянными высокими интеллектуальными нагрузками. Мозг теряет много энергии и требует компенсации в виде калорий. Поэтому мне пришлось погрузиться в разные исследования, чтобы найти оптимальное решение. То, что я нашла, помогло мне не только разобраться в этой сложности, но и найти неожиданные и многообещающие повороты. Я искала одно, а неожиданно нашла другое, оказавшееся несравненно полезнее. Но это не лежит на поверхности.

Кроме «ограничения калорий» есть другой путь, более эффективный — путь аутофагии. В нем можно есть калории, при этом не толстеть, блокировать старение, поддерживать иммунитет в блестящей форме и растягивать здоровую жизнь настолько долго, насколько возможно. К тому же аутофагия имеет силу, которая несет нас сквозь жизненные неурядицы, кризисы и темные полосы жизни без срывов и откатов в старый образ жизни. Аутофагия позволяет сделать радикальный сдвиг в организме, запустить механизмы самоомоложения, самовосстановления, самоочищения и не-генетического долголетия в моменты «циклического голодания» (начало в прошлом посте).

ПУТЕШЕСТВИЕ НА «КРАЙ СВЕТА» В СЕБЯ

Аутофагия — такая себе «мадам Самопоедание», которая заставляет наши здоровые клетки поедать старые, изношенные и больные клетки, превращать их в что-то полезное для долгой и здоровой жизни. Ни при каких других случаях такого сдвига в организме не происходит, даже при ограничении калорий. Помимо этого, аутофагия незаметно и мягко снижает «пик блаженства», и мы начинаем получать кайф от «маленьких вещей». К тому же она имеет неограниченное влияние на наш иммунитет, нашу свежесть и неуязвимость для дряхления и всего, что оно с собой несет.

Если мы ничего не знали раньше об аутофагии, она сначала может показаться похожей на фантастический триллер. А затем, когда мы присмотримся к ней получше, она покажется нам спокойным, очень упорядоченным потоком «ритуалов», которые меняют тело, душевный настрой и будущее. «Мадам Самопоедание» действует в команде очень сильных партнеров-игроков.

Метаболизм (обмен веществ) заставляет наше тело жить, генерировать энергию, очищаться и обновляться с двумя помощниками: «разрушением» — катаболизмом и «обновлением» — анаболизмом. Сначала это трудно постичь и принять в себе. Две радикальные противоположные сущности (как смерть и жизнь) «дружат» и работают на наше благо.  

Катаболизм постоянно нас разрушает, заставляет распадаться наши мышцы. Он расщепляет большие части органелл, жировых отложений, отработанных клеток, гликогена, еду, которую мы съели, на мелкие кусочки. Катаболизм запускается через 7-8 часов после еды. Выглядит страшно, если не видеть другой стороны процесса. Только благодаря такому распаду и может возникнуть анаболизм и включиться обновление организма. Катаболизма без анаболизма, и наоборот — не бывает. Чтобы возникло обновление тела, должен произойти распад.

Анаболизм нас восстанавливает, обновляет и исправляет то, что делает с нами катаболизм. Он использует съеденные витамины, микроэлементы и другие полезности, чтобы создавать новые клетки, синтезировать белки, гормоны и растить нам мышцы, которые с возрастом пропадают или заменяются жиром. 

Ритуал в том, чтобы следить за тем и другим, активируя их в правильное время, чтобы при катаболизме не допустить распада мышц. Потому что мышцы — это не только красиво, пластично и молодо, но в мышечной массе есть что-то, что влияет на все здоровье, иммунитет, сохранность от болезней и энергия. Мышцы создаются в ответ на исключительно правильное питание, упражнения, хороший сон.  

Мы можем красиво и мощно вести этот процесс распада и обновления, получая массу преимуществ. Еще на это можно смотреть как на красивый «танец», в котором есть свои ключевые движения, отступления и наступления, повороты и круги. Четкая цикличность, не сбивчивость: как день и ночь, как смена солнца и луны… Таким образом, мы управляем аутофагией так, как нам нужно, с учетом нашего возраста, степени продвинутости и адаптированности.  

Два главных фактора с которыми придется «танцевать» — «пауза в еде» и «время» в разных комбинациях. Другими словами — «цикличное голодание» с разными растяжками: короткими, средними и длинными. Именно «пауза в еде» (когда ни крошки в рот) и «время паузы» запускают аутофагию, которая заставляет все испорченное в нашем теле расщепляться и превращаться в новое, свежее и здоровое. Происходит перенастройка гормонов и иммунитета. Обновляются наши вкусовые рецепторы с их огненным «пиком блаженства», и мы начинаем получать удовольствие от маленьких вещей.

ИММУНИТЕТ — ЭТО МОЩНО И КРАСИВО

«Пауза в еде» выглядит очень красиво и завораживающе на уровне молекул. Через какое-то время меняются потоки энергии (ни в каком другом случае этого не происходит).

Устанавливая, скажем, «паузу» на 18 часов (включая сон), мы выключаем один мощный поток энергии (внешний) и включаем другой — внутренний. Как только перекрывается поток энергии, который шел от еды, тут же включается поток энергии из наших внутренних потаенных резервов, которые организм все время пополняет.

В нашей печени и мышцах спрятано потаенное хранилище такой резервной энергии. Это хранилище пополнялось глюкозой из еды, глюкоза превращалась в гликоген, который и становился внутренней энергией. И теперь эта энергия идет на уничтожение всего неправильного, больного и старящего в нас: органеллы, жировые отложения, стволовые клетки, гликоген, старые клеточные остатки, лейкоциты. Масса ненужного и опасного биоматериала.

В «паузе» энергия из этого хранилища будет использована уже в первые 18–24 часов, включая ночь. После этого организм переходит к следующему энергетическому ресурсу — накопленному в нас жиру. Это — кетоз. В этой точке меняется наш метаболизм, происходит чудесная перенастройка наших гормонов, поскольку в этом случае организм находится в совершенно иных условиях, недостижимых при насыщенности от еды.

Всего этого не происходит при ограничении калорий. Да, мы худеем, но снижается скорость метаболизма, что не есть хорошо. Даже при минимуме калорий организм не перекрывает поток внешней энергии и не переходит на внутреннюю энергию. Он просто адаптируется к более экономному использованию энергии из минимума калорий. Мы не совершаем скачок в аутофагию, не перенастраиваем гормоны, не обновляем стволовые клетки, не перезагружаем иммунитет.

Самая большая проблема, которая может возникнуть при «паузе в еде» — гипогликемия, когда уровень сахара снизится. Может появиться дрожь, усталость, забывчивость, раздражение, рассеянность, головные боли, головокружение, утомляемость, низкое давление. Так реагирует мозг на отключку от внешнего потока энергии из еды. Мозг не сразу адаптируется к переключению на внутренний поток энергии. Но это все симптомы отмены, а не голодания. Для тела проблемы нет в это время, так как оно питается своей внутренней энергией. Облегчить такой дискомфорт помогут стакан теплой воды и небольшой отдых.

«Пауза» может вызвать и обострения некоторых болезней. И снова не из-за голодания, а из-за большого количества токсинов в организме. В жировой ткани хранятся яды,  инфекции, токсины, но теперь организм их берет в ход, освобождается от них, перерабатывает, они идут в кровоток, и их нужно вымыть. Это — эффекты детоксикации. Они могут случиться, а могут и нет. Все зависит от зашлакованности организма. В любом случае эти эффекты надо перетерпеть, с каждым разом они будут уменьшаться.  

Мозг будет все больше, и больше адаптироваться, и настраиваться на энергию из кетонов — небольших молекул, которые печень производит из жира И все легче будет увеличивать паузу и регулировать аутофагию, так как это нам нужно. Когда организм адаптируется к использованию жира в качестве топлива, мозг будет принимать кетоны, а также уменьшится чувство голода.

Есть разные стратегии управления аутофагией, то есть «паузой от еды». Их можно комбинировать с учетом образа жизни.

Стратегия «16 часов». Ее можно поддерживать постоянно. Я применяю такую стратегию в последние годы постоянно. Если отталкиваться от начального уровня, когда мы не практиковали «паузу», можно начинать с «паузы» в 14 часов, включая сон. Я начинала с такой дистанции. Вечер заранее планировала так, чтобы свести до минимума разные напряжения. Через три месяца уже могла усложнять постепенно работу для мозга по вечерам. При этом не было дискомфорта и ощущения голода. Мозг адаптировался.

Если в таком режиме находится подавляющее время, организм будет чистый, и не потребуется больших «пауз». И даже, если собьется ритм на несколько дней, все равно будет работать накопительный эффект аутофагии. При этом калории с нами, они в почете, но сахар, жареное и «синтетическая» еда, конечно же, исключаются.

И еще один позитив. В таком режиме не захочется больших порций. Организм чудесным образом регулирует объем еды. Мы сами не хотим больше, чем достаточно, и не делаем усилий, чтобы оторваться от тарелки.  

Стратегия «20 часов». Применяется редко. Время «паузы» — 20 часов, включая сон. Вся еда съедается в промежутке 4 часов.

Стратегия «24-48 часов». Применяется раз месяц. В другие дни можно питаться с графиком «как получится». 

Стратегия «48–120 часов». Также применяется в редких случаях, когда нужно повысить устойчивость клеток к токсинам. За это время перезагружается иммунитет. Перерабатывается большое количество иммунных клеток, которые уже не нужны. Значительно снижается количество лейкоцитов. Обычно делают два раза в год.

Стратегия «один день в неделю». Легкий вид аутофагии. В этом случае улучшения будут не такими быстрыми. Эффект можно почувствовать через несколько месяцев.

С возрастом мы думаем, что нужно сокращать движения. Это неправильно, потому что после 40 лет, и даже после 70 лет упражнения — это очень дорогостоящая, уникальная «фабрика» оздоровления и омоложения. После 50 лет нужно увеличивать белок. Но качественный белок! И работать над сохранностью или возвращением мышц.

После 50+ «паузы без еды» не должны быть длинными. С возрастом снижаются уровень синтез белка, теряются мышцы и другие важные для здоровья и долголетия активы. Мы должны ответить на это усилением анаболизма. А это значит — нужно стимулировать анаболизм более значительными, чем прежде, дозами белка, витаминами, минералами, упражнениями на сопротивление и другими полезностями. Потеря мышц открывает двери массе болезней, увеличивает риск смертности (согласно новым исследованиям). Наши мышцы похожи на огромный пенсионный фонд для качественной жизни в «третьем сезоне».

(Продолжение в следующем посте).  

ЛЮДИ – ВДОХНОВЕНЬЯ
ЭЛИ МАКГРОУ

Я уже писала раньше об Эли Макгроу (81 год). Существует такой вид редкой красоты, который воплощает Эли. Она умеет очень красиво нести возраст. Это талант. Единицы так могут.

Она относится к той редкой породе людей, которые и на краю мира, в отдаленных местах в любом возрасте будут востребованы и постоянно новы.

Я не буду описывать ее путь. В сети есть ее история. Интересно то, что она пережила феерическое падение (многие годы потребление алкоголя и другие разрушающие привычки), собиралась умирать, потом в немолодом возрасте вдруг зажглась любовью к жизни и стала стремительно возрождаться. 

Каждый год ее «вызывают» на интервью. И снова в этом году она счастлива, как и в прошлом, и позапрошлом…. Все меняется, а Элино счастье не меняется. И это искренно. И, кажется, навсегда. А это, согласитесь, уже редкое достижение.

В этом году Эли стала лицом часов Chanel. Несколько лет назад сыграла в пьесе «Любовные письма» об отношениях двух «друзей детства» на протяжении почти 50 лет, которые вместе стареют. 

«Одним из счастливых моментов для человека моего возраста является то, что я открыта и любопытна. Я должна всегда придумывать что-то новое, а иначе я буду — несчастная».

Эли и сейчас работает успешным дизайнером. Выпускает одну линию за другой очень красивой одежды для компании Ibu. У нее отличный стиль в любом возрасте.

Многие годы живет в Санта-Фе. Часто путешествует по работе, работает волонтером по разным вопросам, собирает старинные племенные украшения, лечит животных, навещает внуков. И создает чудесные коллекции одежды.

В ее потоке: йога, пилатес, пешие прогулки, здоровое питание и духовное развитие.

«Мне очень грустно, когда я встречаю своих ровесников, которые раздавлены возрастом. Я пытаюсь быстро поменять их взгляд на себя и возраст».

Читать

НАД ВОЗРАСТОМ: РАССВЕТ, ЗАКАТ И СНОВА РАССВЕТ

«Если жизнь преподносит тебе кислый лимон, сделай из него лимонад» — это прилетело к нам из обратной стороны «привычного мира». Мало кто так делает! Мы услышали и зажглись: «Хочу!». И в секунды остыли. Потом случайно услышали снова, как в первый раз, и — «Попробую!»…  И снова забыли до следующего случая. И так по замкнутому кругу.

Это не единственная огонь-подсказка, которая в секунды обдает нас «волной». И пусть мы быстро остыли, но снова и снова ощутили вневозрастной «жар», дарованный нам для реализации мечт и проживания жизни как долгий и последовательный подъем вверх. С оговоркой — этот «жар» конвертируется в стабильную силу только при уникальном стечении важных моментов. И возраст в таком раскладе ведет себя иначе.

Среди этих моментов — «огонь-истории» других людей, которые вышли из замкнутого круга. Мы так устроены, что сердце и разум «взлетают» от этих историй. И если добывать к ним другие «ингредиенты» — мы преодолеваем сложный разрыв между «хочу» и «могу». «Сложность» должна быть освоена.   

Известная персона (в 100 лет) бросает нам свою огонь-историю: «Растите до самого конца! Время нашего конца не определено! Поэтому я в свои годы возвращаюсь к работе и творчеству! Я охвачена страстью создавать, творить! Но когда позволяю себе “упасть” в затяжной отдых — накрывает пустота. Нет!, — говорю я себе — Поднимайся и заполняй пустоту! Твори!. Я встаю и улыбаюсь… Продолжайте расти! Будьте счастливы! Не обращайте внимания на возраст, а развивайтесь до самого конца!» (Из последнего интервью Жаклин Пятигорски, в замужестве — Рокфеллер). Подробнее о феноменальном огне-истории Рокфеллер — ниже.

На днях в одном из профессиональных форумов я нашла любопытный спич, который отображает тенденцию (врачи обсуждают нас):

«Мне кажется, что, как родители часто впадают в шок при первых столкновениях со своими бунтующими подростками, так и современные врачи шокированы открытием: их пациенты стали образованные и ушлые, могут перелопатить гораздо больше информации, относящейся к их заболеванию, чем мы — перегруженные врачи. Пациенты стали взрослыми, а врачи хотят к нам относиться как к детям. У пациентов гораздо больше причин изучать свою болезнь и побочные эффекты от лекарств, чем у лечащих врачей. Да, это “бунт в семье”! Да, “дети” повзрослели! Они тоже могут читать The Lancet (знаменитый медицинский журнал) и пожимать плечами, когда видят немедицинским взглядом, что там печатают фейковую информацию. Врачам, как и родителям, надо привыкнуть к мысли, что они лечат взрослых людей и детей этих взрослых людей».

Это говорит о том, что нас меньше стало пугать «сложное», мы больше открываемся ему. Возможно, потому, что ценные подсказки из «сложных миров» — меньшее из зол, чем сложные проблемы. Наша жизнь постоянно усложняется! И только сложные ответы  позволяют вырваться из «замкнутых кругов» в постоянное обновление и проживание жизни как долгий и последовательный подъем вверх. И даже возраст в этом сценарии — наш союзник.

Знания из «сложных систем» сегодня применяют к делам романтическим, карьерным, семейным, телесным, духовным, антивозрастным,  антидепрессивным…  Потому что простые ответы срабатывают редко, и то — на очень короткое время.

БЛИСТАТЕЛЬНЫЕ «БУМЕРАНГИ»

Нас остужает наукообразное слово «сложные системы», собственно, откуда и прилетают к нам ценная помощь. Я называю их — «обогащенный мир» за пределами нашего привычного мира. «Обогащенный» — потому что предоставляет богатство решений, успешных ходов, возможностей и даже «бумерангов», среди которых есть и желаемые и восхитительные.

Только в привычном упрощенном мире «бумеранги» летают плохие. Но любой эксперт по «сложным системам» заметит, что любое наше решение запускает «бумеранг». Другое дело, что мы не умеем их распознавать, а в случае плохих — вовремя уворачиваться.

И он назовет их неразлучной парочкой — «причиной и следствием». Есть много отличных «бумерангов», которые прилетают к нам после правильно запущенных дел.

«Бумеранги» разного содержания — вторая важная подсказка после «огонь-историй» из «обогащенного мира». Они прилетают к нам постоянно: хорошие и наоборот.

Наша тесная «ракушка» (ограниченный мир) не позволяет нам увидеть ширину, глубину и высоту безграничной жизни.

Amy Judd

ВЕТЕР ИЗ БЕЛЫХ «ДОЛИН»

Третья подсказка из «обогащенного мира» — как выйти из «замкнутого круга» в «движение по спирали» вверх. Двигаясь по спирали, мы приходим в одно и то же место другими — обновленными. Перечитываем старую книгу или смотрим любимый фильм новым взглядом, анализируем прошлое «другими» глазами, легко меняем привычки и образ жизни без надрыва и откатов….

Недавно Роберт Прайор и Джим Брайт (ученые из Австралии) адаптировали сложные знания из «обогащенного мира» для карьеры (как Джон Готтман для романтических и семейных отношений в прошлом посте), чтобы вывести нас из «замкнутого круга». 

Сегодня карьера есть у всех, даже у тех, кто не ходит на работу. Карьера — в смысле большем, чем карьера в привычном мире: наши «дела», наша значимость и наша способность «быть в игре» за границами возраста. Быть при делах или «в игре» в любом возрасте — это больше, чем материальная история. Это «жар» востребованности, значимости, движения, и часто куража. Речь не идет о буйной карьере, разрушающей и сжигающей и укорачивающей жизнь. А о деле жизни, о движении, о наведении красоты и порядка в мире, даже если этот мир — твой сад. Это непременная часть красивого долголетия. Поэтому «быть в игре» — не случайная тема превосходной формы вне возраста.

ТАНЕЦ НА ПОЛОСКЕ «ПРОТИВОРЕЧИЙ»

Ключевая подсказка из адаптации — переместиться на новое «поле игры», на узкую линию между порядком и хаосом, между стабильностью и предсказуемостью — с одной стороны, и неизвестностью и неопределенностью — с другой. Именно в этом бомбическом  месте мы можем творить свою новую реальность в стабильности, спокойствии, без страха и паники перед тем, что нам несется навстречу. Это называется — осваивать блуждающие «движущие силы». 

Если мы мечтаем и планируем из «тесной ракушки», мы с необоснованным оптимизмом скажем: «Главное — у меня есть мечта, напор и выносливость!».

Человек с обогащенным мышлением (из «обогащенного мира») на это скажет: «А как же учет случайностей — проблемы со здоровьем близких, миграционные сложности, закрытие и открытие вакансий в непредвиденных местах, пандемии, банкротства компаний, и даже скверный характер работодателя… Откуда уверенность, что большая цель выживает в быстроменяющемся мире, если применять простые алгоритмы?!».

На это мы возразим: «Но у меня в запасе есть и вариант Б!».

На что вам снова из «обогащенного мира» резонно заметят: «Для устойчивости и неуязвимости этого мало! Пять или шесть тщательно продуманных вариантов — не меньше! И на каждый вариант — своя серия случайностей».

И вот мы вынимаем последний «козырь»: «Я очень дисциплинированный, выносливый и мотивированный человек!».

И здесь мы слышим: «И этого не достаточно! И это не гарантия от срыва и ресурсных потерь!»

Нам нечем крыть этот очищающий от иллюзий и упрощенного мышления аргумент.

И это очень хорошо, потому что мы начинаем «опустошаться» от метальных шаблонов, удерживающих нас в замкнутом круге. Такая пустота становится подобной чистому листу бумаги для наполнения обогащенным, парадоксальным содержанием. Потому что «обогащенный мир» работает по логике квантового мира — «и да, и нет» одновременно.

Работает по четким шаблонам, но не привязывается к ним. Действует в четких границах, и вместе с тем, без границ. Привязывается к причине и следствию (бумерангам), и не привязывается к ним. Зависит от стартовых условий, и не зависит. Например, два человека с одинаковыми стартовыми позициями приходят к разным результатам.

И это непостижимым образом тренирует в нас способность не бояться неизвестного и непредсказуемого, видеть, по каким закономерностям запускаются хорошие  «бумеранги».

Мы начинаем мыслить парадоксами. Мы логичны и рациональны в своих шагах, и в то же время интуитивны и иррациональны, готовы к разным «сюрпризам», чтобы молниеносно адаптироваться к ним, воспользоваться ими, либо восстановиться в случае их разрушительного эффекта.

Если мы мыслим в формате «ракушки», — мы уязвимы. Потому что «простого мира» не существует. «Ракушка» проницаема для всех сил, потому что все вещи связаны между собой. А значит, разрушительные «сюрпризы» могут внезапно прилететь с любой стороны.

ЛЮДИ-ВДОХНОВЕНЬЯ

Жизнь как долгий и последовательный подъем вверх

Огонь-история Жаклин Пятигорски (Рокфеллер). Писатель, скульптор, меценат, филантроп и чемпион Америки по шахматам и теннису — невообразимая смесь талантов.

У ее мамы Жермены Хальфен (прожила 91 год) — своя увлекательная огонь-история. Когда дети стали самостоятельными, в возрасте 60+ она серьезно занялась искусством и писательством. Написала две книги.

Итак, Жаклин родилась в 1911 г.  

Увлеклась шахматами, участвовала в турнирах. В 46 лет завоевала бронзу на Первой женской шахматной олимпиаде 1957 года. Представляла США.

На шестом десятке (как и Варда Йоран из предыдущего поста) почувствовала непреодолимую тягу изучать искусство и освоить азы скульптуры. Брала уроки у скульптора Антонио Амато и параллельно побеждала на шахматных турнирах.

Историю с шахматами свернула на седьмом десятке и переключилась на теннис. Выиграла несколько национальных соревнований.

В 1975 году, когда исполнилось 65 лет, открыла первую персональную выставку.  В 1988 — вторую, в 1997 — третью.

В 1988 году издала книгу воспоминаний.

В 2001 году, когда исполнилось 90, по просьбе друзей и знакомых написала эссе «Growing As We Age»«Становясь старше, продолжаем развиваться».

Жизненно важные ингредиенты ее «огонь-истории»: оптимизм, энтузиазм, обучение на протяжении всей жизни, поиск новых вызовов и искренняя радость от преодолений и  достижений. 

Детство было сложным. Строгие родители не давали чувства защищенности: «Я начала свою жизнь со страха. В детском дневнике я написала: “Атакуй свой страх, и он погибнет!”. Этот совет прекрасно годится для молодых, но вряд ли для взрослых. Сегодня я спрашиваю себя — “подавлять свой страх или прислушаться к нему?” С возрастом все труднее находить баланс между отвагой и осторожностью».

Простые победы

«Теннис в восемьдесят восемь лет! Я забыла свой возраст!».

«В 88 упала на теннисном корте, получила открытый перелом руки, но через 3 месяца снова играла. Дело было так. Однажды на теннисном корте я потеряла равновесие и упала. Ошеломленная, я медленно поднялась и быстро ушла с корта. Мой локоть кровоточил, я обработала рану. “Плохая царапина”, — подумала я, — “Но это заживет”. Но моя внучка настояла, чтобы мы поехали в отделение неотложной помощи. После некоторого сопротивления я последовала ее совету. В отделении неотложной помощи посмотрели на мой локоть. Оказалось — открытый перелом. Операцию нельзя было откладывать из-за опасности заражения. И вот, спустя 11 часов после падения я вышла из комнаты восстановленной. Мне повезло! Мне сказали, что раны у пожилых заживают медленно. Тем не менее, через три месяца я снова  играла на корте».

«В большинстве случаев возраст нас гасит медленно, некоторые люди даже не распознают первые признаки или отказываются признавать их в себе. Моя подруга — ровесница, тоже теннисистка, очень раздражается, когда ее спрашивают: “Ты все еще играешь в теннис?”

 — “Я не считаю себя старой”, — говорит она, — “А ты?”.  

— “И я!”, — отвечаю я».  

«В 89 лет получила вторую травму на корте — вывихнула лодыжку. Мне потребовался ультразвук. Процедуру выполнял возрастсной доктор. “Как это произошло?”, — спросил он. 

— “Играя на теннисном корте”.

 Он не поверил, и еще раз заглянул в мою медкарту.

 — “Вы играете в теннис?”

—“Да!”

— “Я — восхищен и шокирован!”.

 Я удивилась такой реакции. Не вижу причин “восхищаться” человеком в возрасте, который остается физически и умственно активным. Было бы уместнее — просто порадоваться за него».

В свои 90+ она поднимала и поворачивала большие камни для скульптуры, причем вес некоторых из них был близок к ее собственному. 

«Я не отслеживала свой возраст по годам, а фокусировалась на преодолении недугов, на  решимости и позитивном настрое. Также для счастья в этом периоде необходима любовь — к человеку, животному, растению… Любовь делает возраст красивым».

«На любом этапе жизни должна быть красота, если ваша внешность отражает подлинную индивидуальность. У меня была тетя, чьи волосы поседели в восемнадцать лет. Но она была прекрасна. Мы говорили — “снег пошел на апельсиновый цвет”».

«В возрасте 89 лет, помимо перелома локтя на теннисном корте, я разорвала мышцу ноги. Несколько недель спустя мои собаки подрезали меня, и я снова упала, на этот раз в доме, на ковер. Серьезных травм не произошло, но у меня было достаточно ушибов, чтобы на какое-то время прервать мою деятельность. Но я не стала этого делать, и при первой возможности снова отправилась в мастерскую лепить». 

«Когда я стала старше, несмотря на то, что мои знания и мастерство в обработке камня усовершенствовались, интенсивность работы снизилась из-за ослабления тела. Я знала, как сделать, но не могла. “Слишком поздно”, — сказала я себе. “Слишком поздно”, — повторила я и опустилась на стул. Но затем какой-то внутренний огонь поднялся во мне, и я подумала: “Никогда не поздно!”. Я поднялась, и вернулась к работе. У меня все еще был стимул идти вперед. Из какого-то скрытого источника потекла энергия. Усилия помогают откатить назад возраст».

«Однажды мне сказали: “В нашем возрасте мы имеем право делать то, что хотим”. Я  “хочу” работать в студии, “хочу” лепить, и эта потребность исходит из глубин. Мой муж объясняет эту потребность более поэтично: “Не мы выбираем виолончель, она выбирает нас”».

«С возрастом возникает проблема одиночества. Но как можно чувствовать одиночество, если “сад” еще освещен. Листья и лепестки продолжают источать тепло. Во мне нет пустоты! Одиночество наступает, когда мы не знаем, как относиться к себе, как найти в себе силы чтобы шагнуть вперед».

Жаклин продолжала расти до самой смерти в возрасте 101 года.

Легкое «дыхание» Элизабет Херли

10 июня Элизабет отпраздновала 55-летие.

По всей видимости, Лиз в нужное время и в нужном направлении свернула на своем возрастном перекрестке.

Фото 2020 г.
Читать