close

Я давно собиралась рассказать эту историю, которая — не просто инфо-актив, полезный для здоровья и долгой молодости, а инструмент глубокой личностной трансформации и выход на уровень сверхвозможностей. История о том, как озарение в век высокотехнологичной медицины обеспечило полную победу над «пятиголовым» раком.

Пост продолжает тему отношений клинической медицины с ее новой почти что «конкуренткой» — молекулярной биологией, тайных механизмов клеточной «симфонии», внутренней «лаборатории» здоровья и молодости, или «научного волшебства». Не важно, как мы называем этот подарок свыше, но именно он позволяет сполна насладиться земным путешествием в долго не ветшающей одежде тела.

Героиня этой истории победила пятиразовый камбек агрессивного рака молочной железы, потому что сделала ставку на молекулярную биологию и выиграла здоровую себя. А поскольку выздоровевшая —  известный британский ученый, эксперт в своей области, автор нескольких бестселлеров Джейн Плант, так просто отмахнуться от ее «немедицинского» исцеления медикам не удалось. Конечно, высокомерие клинической медицины все еще очень «толстое и объемное». Трудно делиться властью «зрелому бонзе» с молодым «подопечным», который дерзнул выйти на сверхсложный и «недоступный» уровень! Но разделить власть, по всей видимости, все-таки придется!

«Клиническая медицина — бесспорный властелин в сфере «отработанных» болезней, с которыми она успешно справляется. А молекулярная биология (медицина) может контролировать поле онкологии, хронических и аутоиммунных болезней, диетологию и антивозрастную медицину», — такие предложения сегодня выдвигаются на глобальных научных тусовках. И неспроста! Ученых начинают строго спрашивать: «Где решения, на поиск которых были потрачены астрономические суммы?» А решений — не густо! Например, организация British Medical Journal уже требует, чтобы авторы научных статей указывали спонсоров своих исследований и потенциальные конфликты интересов. Давление на ученых нарастает!

ЛЕДИ, КОТОРАЯ ИЗЯЩНО РАСПРАВИЛАСЬ С ПЯТИГОЛОВЫМ РАКОМ

Джейн Плант

Большую часть карьеры провела в Британской геологической службе. Разработала высокоточные методы индикации химических веществ в различных компонентах ландшафта. Ее методы были адаптированы и приняты во всем мире в качестве стандарта для геохимических исследований. В 1997 году Плант получила звание командора Ордена Британской империи (CBE) в знак признания ее вклада в науку и промышленность.

Джейн Плант — ведущий ученый Британской геологической службы, профессор геохимии в Имперском колледже Лондона, и просто красивая женщина. Джейн отразила пять рецидивов рака и до весны 2016 года наслаждалась яркой и здоровой жизнью. Она умерла не от рака, и не от болезни как таковой, а от стечения обстоятельств, о которых — ниже.

А тогда, в 1998 году, выздоровев после онкологии, Джейн Плант провела тщательные исследования связей между питанием и онкологией. Она доказала, что даже «поздний» рак можно победить, написала несколько книг-инструкций о том, как жить в безопасности, отличать правильное от неправильного, избегать рисков и, если уж случилось заболеть, — сделать ставку на безошибочные стратегии. Эти книги помогли очень многим людям также победить рак. Я синтезировала информацию из разных источников в небольшой медицинский детектив, где именно озарение главной героини и ее глубокий, не поверхностный подход к жизни позволили ей перейти черту немыслимого.

 

КАРЬЕРИСТКА «TOO MUCH»

«Впервые я заболела онкологией в 1987 году. Обнаружила рак молочной железы сама, вытираясь полотенцем после душа. Мне шел 42-й год! У меня были трое детей, муж и любимая работа в Британской геологической службе. Я руководила исследованиями и довольно стремительно продвигалась по карьерной лестнице. Стала второй женщиной-ученым в ее истории в этой сфере. Я сконцентрировалась на профессиональных достижениях, материальных бонусах и вообще на успехе как таковом. Было ли это центром моей жизни? Скорее, да! Позже я поняла, что карьерная гонка уводила от настоящих ценностей. Болезнь не входила в мои планы!

Но — что случилось, то случилось: надо было реагировать быстро и правильно.

Как ученый-исследователь, я привыкла держать все под контролем. А поэтому сразу все сделала «правильно». Лучшая клиника Великобритании, лучшие онкологи…

Все мое лечение укладывалось в такую схему: радикальная мастэктомия, 3 операции, 35 сеансов радиотерапии, 5 сеансов облучения яичников для стимуляции менопаузы и избавления от собственных эстрогенов, 12 сеансов химиотерапии. Схема не сработала!

Виню ли я себя за то, что не проходила маммографию чаще? Нет! Я знала слишком много спорных моментов в отношении этой процедуры. Да в моем случае это и не сработало бы!

Исправно проходя классическое лечение, я не была пассивной! На протяжении многих лет моя жизнь превратилась в мрачную погоню за раком — я искала причины его возникновения и средства избавления.

В какой-то момент болезнь перекинулась на лимфатическую систему. Рак все время меня опережал. Иногда он возвращался буквально через несколько недель после окончания лечения, когда врачи объявляли меня чистой от смертоносных клеток. Был случай, когда это происходило через две недели, после того, как обследование ничего не выявило.

А было время, когда опухоль вернулась буквально через несколько дней!

Но так продолжалось до моей последней, пятой битвы. В пятый раз рак возвратился в виде большого твердого шара на шее. Осталось всего несколько месяцев жизни — таков был прогноз врачей.

Я оглянулась назад. Что я делала не так? Перепробовала массу известных антираковых диет, перешла на нежирные, биологически чистые сорта мяса и молока, ела много клетчатки, витаминов, включая ударные дозы витамина С и другие добавки.

Я уточняла у врачей, что вызывает рак груди? Мне рассказали об эстрогенах. Я задавала вопрос, как посредством питания снизить уровень эстрогенов? Врачи переключали меня на диетологов. Диетологи обещали помочь, но «исчезали».

Как ученый я умею наблюдать и выявлять неочевидные факты, ценное «зерно», отличать важное от неважного, разумное от бессмысленного, распознавать ангажированные исследования, подтасовку научных данных. Наконец, я понимаю биохимию!

Я стала разглядывать свою жизнь «под лупой».

Генетический фактор? Но моя семейная история — безупречна в плане онкологии. Родители, близкие родственники, тети, двоюродные сестры и бабушки — все доживали до глубокой старости.

 Образ жизни? Я никогда не курила, не злоупотребляла солнцем, не пила алкоголь. Ела только то, что большинство специалистов называли «здоровой» едой. Использовала косметику без вредных веществ, не забывала о спорте, и стресса в моей жизни было не больше, чем у других женщин. Я не принимала лекарственную контрацепцию, гормонозаместительную терапию. А когда заболела, испробовала все диеты, включая антираковую и знаменитую бристольскую.

Экология? Но город, где я живу, — не самое загрязненное место Англии! К тому же я старалась контролировать все вредное, что могло войти в наш дом.

Позитивное мышление? Спасибо, уважаемая Луиза Хей, — как-нибудь без Вас! Как ученый я всегда погружаюсь в проблему глубоко, изучаю ее с разных точек зрения, перепроверяю данные, ищу взаимосвязи, причину и следствие.

Время моей жизни стало все стремительнее сужаться. А я по-прежнему не знала, где искать.

 

ОЗАРЕНИЕ

Помощь пришла неожиданно, и с той стороны, откуда я не предполагала. Она «прилетела» из Китая вместе с мужем, который возвратился с командировки. Он привез с собой открытки, подарки, а также удивительные травяные суппозитории от друзей и коллег. Травяные суппозитории считались лекарством от рака. Я до сих пор не знаю, из чего были сделаны эти лекарства, похожие на фейерверки. Я отдала их для исследования в больницу, но так и не получила результатов. Несмотря на ужасную ситуацию, мы оба посмеялись, и я сказала, что, если в Китае этим лечат рак молочной железы, неудивительно, что китаянки так мало им болеют. Я отложила эти пакетики, и тут же о них забыла.

Но, эта атмосфера Китая пробудила мое озарение. Мы распаковали атлас распространения рака в Китае и стали внимательно изучать. Поразительно, как мало китаянок болеют раком — всего одна из 100 000 женщин. А в некоторых областях, в возрасте до 65 лет какая-либо форма рака составляет менее 3% от общего количества причин смерти. Рак молочной железы — редкость, а рак яичников китаянкам почти не знаком. Рак простаты возникает и того реже, поражая не более одного из двухсот тысяч мужчин!

Во мне вдруг поднялась какая-то теплая волна хорошего предчувствия. «Как ты думаешь, почему китаянки почти не болеют раком молочной железы?», — спросила я Питера. Он еще не ответил на вопрос, как едва уловимое предчувствие превратилась в мощный поток озарения: «Они не употребляют казеин! Ничего молочного!».

 От волнения я почти что задыхалась! Внезапно я вспомнила, что близкая подруга, родившаяся в Китае, на вечеринках всегда вежливо отказывалась от сыра. Я вспомнила как, однажды угощая наших китайских гостей молочным мороженным, они с трудом скрывали отвращение, как будто им предложили миску тараканов. Подруга еще рассказывала, что для малышей в возрасте менее года приглашают кормилицу, если у мамы нет молока. Других вариантов никто не рассматривает.

А я любила все молочное! До того, как у меня обнаружили рак, мой рацион состоял из массы молочных продуктов — обезжиренное молоко, нежирные сыры и обезжиренные йогурты. Казеин был во всем! Когда рак появился в лимфатическом узле на шее, я все также поглощала обезжиренные йогурты и обезжиренное молоко, следуя диете Герсона и бристольской диете, которая также включает сливочное масло и салатные заправки с йогуртом. Я выбирала только те виды йогуртов, где было написано «живой» или «органический», или же делала йогурты сама, используя «органическое» молоко.

Когда меня накрыло озарение, у меня была большая опухоль на шее, которую врачи собирались вскоре удалять. Это и была «пятая голова рака»!

Озарение было таким всепоглощающим и сильным, что в считанные секунды в мусорную корзину полетели: молоко, сыр, масло, йогурты — вообще все, что содержало молоко. Готовые супы, печенья и пирожные содержат ту или иную форму молока! Многие соевые, подсолнечные и оливковые заправки имеют в своем составе молочные продукты. Многие лекарства содержат лактозу.

Мы с Питером освобождались от массы упаковок. Здесь не может быть полумер: обезжиренное молоко или йогурт — бессмысленны, они не снижают риски, поскольку опасные канцерогены —как раз белки, а не жиры!

В это же время мы наткнулись на исследования К. Кемпбелла. Как я могла этого не видеть раньше?! Я перепробовала массу известных антираковых диет, но ни одна не исключала казеина — молочного белка, превосходного агента многих видов рака. Я узнала, что молоко — мощный биохимический коктейль высокой сложности, предназначенный для обеспечения потребностей малышей, но относящихся лишь к тому же виду млекопитающих, что и родитель (иными словами, коровье молоко полезно лишь телятам). Молочные продукты стимулируют не только онкологию и сердечно-сосудистые проблемы, но и другие болезни, включая аллергии, экземы, астмы, мигрени, и даже инсулинозависимый диабет (1-го типа). Дети, которых в первый год жизни кормят цельным коровьим молоком, рискуют получить дефицит железа. Железо в коровьем молоке усваивается детским организмом с трудом, к тому же оно мешает усвоению железа из других продуктов. Мне открылся новый уровень осознания. А что было бы, если у меня не случилось озарения? Если бы у меня не хватило знаний для анализа фактов, внимательности и остроты мышления? Как часто мы ходим по лезвию бритвы, находясь в плену коллективного бессознательного.

НЕЧАЯННАЯ РАДОСТЬ

К моему удивлению и шоку окружающих, рак исчез сам через шесть недель после освобождения из молочного «плена». Хирургия не понадобилась. Уже через неделю после того, как я перестала употреблять «молочку», опухоль на шее начала чесаться, размягчаться и опадать. График течения болезни, до сих пор не показывавший изменений, теперь стремился вниз по мере того, как опухоль уменьшалась. Я заметила, что вместо экспоненциального спуска (плавной кривой), как должен был вести себя рак, уменьшение опухоли шло по прямой до самого низа графика, указывая на излечение, а не на подавление и ремиссию опухоли.

Однажды в субботу, как раз через шесть недель после «изгнания» всех молочных продуктов, я решила ощупать опухоль. И не смогла найти! Спустившись на первый этаж, я попросила мужа осмотреть мою шею. Ему тоже не удалось найти опухоль. Не мог найти ее и мой онколог. Он был ошарашен. В его практике это был невероятный случай! Победа была безоговорочной! Сначала врачи нехотя принимали такой поворот дел. Но постепенно разные больницы стали приглашать меня выступать перед врачами и больными людьми. Приглашений было так много, что я решила написать книгу, сначала одну, потом другую. Я стала изучать связь питания и сложных болезней, а поэтому мне уже было чем поделиться…

…Рак заставил меня остановиться в моей гонке за карьерными достижениями, и вдохнуть запах диких роз…».

 ЖИТЬ В БЕЗОПАСНОСТИ

 «Зависит ли онкология от экологии? Да, зависит! Но не в той степени, как мы привыкли думать. Дело в том, что в наш организм встроена мощная система обезвреживания. Однако, как показывают исследования, казеин эту систему ломает, выводит из строя. Это видно сегодня в китайских городах, где уровень заболевания онкологией удваивается из-за обилия нашей западной еды в новых ресторанах. Молодое поколение стремится соответствовать западным пищевым пристрастиям.

Но и здесь не все так драматично, как у нас на Западе. Например, в высокоурбанизированном Гонконге уровень заболеваемости достигает 34 на 100 тысяч. Тот же уровень имеют и японские города Хиросима и Нагасаки с «атомной» историей и грязным атмосферным фоном.

Как такое может быть!? На мысль приходит, что если бы западная женщина сегодня вела японский образ жизни в индустриальной, загрязненной радиацией Хиросиме, вероятность возникновения у нее рака молочной железы снизилась бы вдвое!

Становится ясно, что есть что-то, не связанное с загрязнением окружающей среды, что значительно повышает риск для западных женщин заболеть раком молочной железы.

Почему медики об этом не говорят?

Мало кто даже из моих друзей-медиков разбирается в биохимии питания. Я часто вижу, как консультанты и младшие врачи в больницах покупают фаст-фуд. Вероятно, они настолько заняты, что у них нет времени питаться качественной пищей — они работают помногу и в большом напряжении.

По моим наблюдениям, большинство врачей не знают о вероятной связи между продуктами, веществами из окружающей среды и раком той же молочной железы и простаты. Большая часть их знаний основана на информации о новых лекарствах и методах. Вряд ли стоит ожидать, что они начнут перелопачивать всю ту научную литературу о раке молочной железы, которую нашла я. Даже если я права, и теперь мы знаем причину этого вида рака, изменим ли мы свое поведение или будем продолжать потреблять все, что пожелаем, считая, что медицина поможет?

Я исхожу из ситуации курения. То, как мы распорядились знанием об опасностях курения, которым владеем уже сорок лет, подсказывает, что и в отношении еды будет все так же. Если завтра официально объявят об опасности молочных продуктов, очень сомнительно, что люди откажутся от этих рисков. Все будут уповать на медицину.

Каждый год, каждый месяц и каждую неделю выходят гигабайты новой медицинской информации. Но мало у кого из врачей есть время ее читать, анализировать и синтезировать. Что говорить о рядовых врачах, если даже ученые проделывают одни и те исследования, не подозревая, что дублируют друг друга. Теряются колоссальные ресурсы и время. И это большая проблема!».

 

 Джейн Плант скончалась от кровяного тромба, возникшего вследствие химиотерапии, которую ей делали много лет назад. Смерть наступила молниеносно.

Таково заключение. Ей был 71 год.

Джейн Плант прожила после рака почти 20 лет.

В США в 1960-е годы рак груди возникал у одной женщины из 20.

К 1991 году уровень заболеваемости достиг 1 из 9. Сейчас он еще выше.

В Великобритании между 1979 и 1987 годами уровень заболеваемости рос примерно на 2% каждый год. В период с 1988 по 1992 год ежегодный прирост составил почти 4,5%.

 Ежедневный рацион американок на 40% состоит из молочных продуктов. Англичанки не особо отстают.

Наше пищевое поведение лишь усугубляет эту ужасную статистику. Но со своим поведением разбираться гораздо легче, чем с клеточными мутациями, однажды вышедшими за границы доступного.

 

В следующем посте я расскажу о Голливудской гонке за долгую молодость.  Женский и мужской возрастной эксгибиционизм в новом формате.

При подготовке статьи использовались материалы книги Джейн Плант «Ваша жизнь в ваших руках. Как понять, победить и предотвратить рак груди и яичников», а также информация, с созданного ею сайта.

Tags : белкиздоровое питаниездоровьемедицинаозарениериски