Эйфория, драйв… Это «молодые» чувства или «гормоны счастья»? Есть ли в поздней зрелости своя эйфория? А как насчет желания будоражащей новизны? Эйфория и новизна всегда скоротечны. Почему? Как ответы на эти вопросы касаются управления возрастом и здоровьем? Будоражащая радость новизны и вдохновение помогают достичь «недоступного» в разных сферах жизни. Несложный и гарантированный переход на стопроцентный здоровый образ жизни — среди этих «недоступностей».

Давайте смотреть!

Как в нас возникает эйфория (разной интенсивности)? Состояние радости, высокой заряженности, драйва и новизны обеспечиваются работой в нашем мозге четырех «гормонов счастья»:

  1. Дофамин. Создает чувство радостного волнующего возбуждения при находке чего-то лучшего.
  2. Окситоцин. Вызывает ощущение особого комфорта и безмятежности в окружении близких (семья, церковь, друзья, единомышленники и т. п.).
  3. Эндорфин. Рождает состояние легкости, эйфории, позволяет выйти за пределы прежних возможностей.
  4. Серотонин. Формирует чувство личной уникальности и востребованности.

Допустим, нам вручают «Оскар» или другую высокую награду. Зал, аплодисменты, эйфория, дыхание сбивается, мысли путаются… Это похоже на первую любовь? Как будто! Выработка дофамина, серотонина, окситоцина и эндорфина на пике — в нас бурлит коктейль из этих гормонов. Вот всегда бы так! Но церемония заканчивается,— и к концу вечера мы преображаемся «из блестящей кареты в унылую тыкву», как в знакомой сказке. Что произошло? Наши четыре «гормона счастья» резко расщепились и «рассыпались». «Волшебство» убежало в глубины памяти, чтобы иногда всплывать лишь в виде воспоминания о незаурядном жизненном факте. Досадно. Обладание вторым «Оскаром» такой остроты чувств, такого волшебства уже не принесет. Чтобы прилив счастья стал острее, должно произойти событие более значимое, чем предыдущие — например, коронация на должность главы государства J. Именно оно снова поднимет эмоциональное состояние на запредельную высоту.

 

ПОИСКИ «ПЕРВОЙ ЛЮБВИ»

Нет, не первой любви, а того состояния, что ее сопровождает. И это зависит не от объекта обожания, а от высокого уровня наших четырех гормонов «счастья». А дальше все идет по почти шаблонной программе: в первой фазе влюбленности — высочайший уровень дофамина. На второй и третьей фазе острота чувств снижается, мозг привыкает к волшебству, и чары рассыпаются. Дело в том, что дофамин быстро расщепляется, и мы в разочаровании.

Но через некоторое время мы начинаем искать похожих ситуаций, которые позволяют пережить будоражащую новизну и фееричный взлет хотя бы в «разбавленном» виде.

Мы всегда перманентно находимся в поиске «дорогих» впечатлений. Потому что волна эйфории и волнующей новизны быстро сходит на нет. Мы так устроены. Мозг держит волну  «гормонов счастья» только для новизны, но не для «повторов». Поэтому запах самых первых подснежников или роз (в начале нового сезона) всегда «головокружительнее», чем в последующие дни и недели. Покупка дома или ремонт, переезд на новое место, путешествия, новые знакомства, новый партнер, новая одежда, новая страна, новые блюда, новая обстановка… С учетом этих нейробиологических процессов создаются все компьютерные игры, предусматривающие переход на более высокие уровни. Игрок все сильнее возбуждается, так как стремится к новому уровню эйфории.

ОБРАТНАЯ СТОРОНА «СОЛНЦА»

Что происходит после того, как «гормоны счастья» рассыпались? Все резко меняется! Начинается новое суперсостояние — новая волна, но с противоположной заряженностью. Ее поднимает кортизол — гормон тревожности и стресса. Это происходит даже тогда, когда мы спокойны. И здесь мы находим в себе парадокс — мудрый замысел. Дело в том, что долго не спадающие волна эйфории и вдохновения, высокий уровень «счастливых гормонов» — для нас опасны.

«На пике радости, воодушевления мы становимся «слепыми» к реальности, к решению разных жизненных задач, потенциальным угрозам, которые всегда окружают нас. Мы не можем критически оценивать, анализировать, вести себя предусмотрительно. Поэтому кортизол в небольших дозах — благо. Это — «хороший» кортизол. Включается бдительность, и наш мозг начинает внимательно сканировать все вокруг, искать лучшие решения наших задач. Кортизоловая «волна мобилизации» позволяет оценивать разные риски и принимать правильные решения. Но когда кортизола вырабатывается в организме слишком много, и на протяжении долгого времени, — наше здоровье разрушается. Это уже «плохой» кортизол. Таким образом, снижая уровень «гормонов счастья», мозг нас «успокаивает», чтобы мы могли передохнуть и наладить систему защиты или создания своего благополучия», — говорит эксперт Калифорнийского университета Лоретта Бройнинг.

 

«РЕЗИНОВОЕ СЧАСТЬЕ»

Не понимая опасности «длинного счастья», в погоне за эйфорией идут в ход искусственные стимуляции: интрижки, допинги, азартные игры, развлечения, ненужные приобретения… Мозг теряет чувствительность к реальности, остроту, бдительность, внимательность, мы совершаем ошибки, начинается деградация. Нет паузы для спасительного «кортизолового переключения», для наблюдения за радарами жизни. Находясь в бездействии, атрофируются, зарастают те нейронные «тропинки» в мозге, по которым бегали наши сфокусированные и бдительные мысли. Поэтому после того, как мы осознаем истинное положение дел, нам необходимы время и усилия на новую прокладку нейронных «тропинок» в мозге для умных мыслей. Это выглядит так, как будто мы скатились вниз с высокой горы, и теперь нужно долго и упорно наверстывать результаты.

 

ВЫХРЬ ЭНЕРГИИ

Поддерживать волну «гормонов счастья» при всем этом — можно и нужно. Но надо делать это правильно, со знанием дела. Главное — направлять эту гормональную силу на развитие. Только в этом случае мы спокойно переживаем «кортизоловую паузу», относимся к ней с уважением, как к большому преимуществу, и при этом остаемся с «гормонами счастья».

Получение «Оскара», коронация, первая любовь, получение супердолжности и т. п. — события экстраординарные, происходят в жизни редко, и далеко не у всех. Но именно в таких случаях четыре «гормона счастья» — дофамин, эндорфин, окистоцин и серотонин — одновременно и резко взлетают на запредельную высоту, порождая беспрецедентную эйфорию. В обычном же режиме эти гормоны обеспечивают нам те самые тихие, милые радости, которые, впрочем, также — нечастые наши гости.

Новые знания о мозге дают представление, как, управляя этими гормонами, облегчать себе путь к сложным достижениям. Переход на оздоровительное и омолаживающее питание для многих из нас — труднореализуемый «проект». Почему? Потому что мы должны «вымостить» в мозгу новые нейронные дорожки для новых, здоровых блюд. Мы должны полюбить эти блюда и получать от них удовольствие. При этом нам необходимо «стереть» прежние нейронные тропинки — источники привычек наслаждаться нездоровыми блюдами.

Ведь что такое новая привычка? Это, по сути, прокладка новой нейронной дорожки в мозгу. В плане энергии и времени — затратная вещь. Новая здоровая привычка обычно вызревает на протяжении 45 дней. У некоторых — за меньший срок. Поэтому на такой переходный период необходимо создать план получения новых каждодневных радостей, вдохновения, драйва, позволяющих быстро и легко наращивать новые нейронные дорожки в мозгу. В таком режиме нам даже не захочется оборачиваться на старые привычки (разрушающую и старящую еду). Процесс идет незаметно, с энтузиазмом и без напряжения.

 

 

КЛЮЧИ РАДОСТИ

С дофамином, эндорфином, окситоцином и серотонином мы радостно делаем самую тяжелую и неприятную для нас работу —  сложный труд «поедания лягушки» (переход на ЗОЖ, изучение иностранного языка, освоение новых навыков и т.п.). Потом, оглядываясь назад, мы удивимся: надо же — в другое время, в иных условиях ни за что не удалось бы такое провернуть! Это и есть бесценное преображающее событие.

Перед тем, как погрузиться в «сложный труд» (1-2 или 3 часа) мы поднимаем себе один или два или все четыре «гормона счастья». Чем? Любимой музыкой, приятным разговором или чем-то еще, что нам так нравится, и что мы спланировали. После ныряем в «сложный труд». Затем мы сразу же себя вознаграждаем другой запланированной приятностью. То есть, перед выполнением сложной задачи и сразу же по ее завершении мы должны поднять себе «гормоны счастья» заранее запланированными вещами. Тогда мозг будет давать много энергии и силы. Но награда не должна быть в виде сладостей, сигареты, шипучих напитков или чего-то в этом роде. Такие «протаптывания» нейронных дорожек в мозгу с радостным вдохновением позволяют быстро дойти до намеченных результатов.

 

ЧУВСТВЕННЫЕ АССОРТИ

Дофамин наполняет нас, когда мы только предвкушаем результат, или когда смеемся. Мы можем запастись вдохновляющими историями людей, у которых получилось перейти на преображающий образ жизни, и пересматривать их. Или веселыми передачами. Каждый такой просмотр вызывает выброс дофамина. Его подъем стимулируется и созерцанием лазурного цвета.

Эндорфин поднимается, когда мы танцуем или делаем растяжку. Мы готовы сделать важный рывок. А потом будет отдых — пауза, но с хорошими достижениями. Это — награда. У нас получилось!

Выброс окситоцина происходит при контакте с близким человеком — от простого объятия до душевного разговора. Когда повышается окситоцин, мы легче переживаем разочарования, а когда снижается — даже прошлогоднее разочарование может поднять бурю жалости к себе.

Притом, что серотонин вырабатывается в мозге, гораздо больше его содержится в пищеварительной системе. Серотонин поднимается от победы над чем-то. А победа над собой — самая героическая победа. После каждой «съеденной лягушки» — выброс серотонина обеспечен априори.

А как насчет адреналина? Гормон адреналин не относится к «гормонам счастья». Он выбрасывается только тогда, когда мы рискуем в чрезвычайной ситуации. Адреналин мобилизует все наши внутренние ресурсы для выживания. Но многие склонны к злоупотреблению его выработкой. Фактически, тем, кто «гонится за адреналином», на самом деле остро недостает «гормонов счастья», и они пытаются восполнить их подобным образом.

 

ТОНКОСТИ МУЗЫКИ

Среди источников «гормонов счастья» — прослушивание музыки. Но здесь есть тонкости. Только знакомая музыка поднимает уровень дофамина, доставляет удовольствие, потому что мозг знает это звучание, он как бы скользит по ее дорожке. С новой, даже понравившейся композицией или песней — не так. Мозг ее еще не освоил настолько, чтобы быть в состоянии расслабленной внутренней «подтанцовки», когда мы знаем, что будет звучать наперед. Поэтому прослушивание такой музыки не добавляет дофамина. Но и когда музыка нам слишком-слишком  знакома, дофамин также не синтезируется, потому что мозгу она уже «приелась». Для того чтобы мы получали от музыки удовольствие и дофамин, оценка ее восприятия должно находиться где-то посередине между «новой» и «приевшейся».

Музыка, от которой мы получаем сегодня дофамин, а значит — удовольствие, со временем перестанет его поднимать, потому что мозг привыкнет. Ее надо будет заменить на хорошо знакомую, но не «заезженную». И так все время менять композиции или хиты, которые сочетают в себе новизну и привычность.

ВЫВОД

Наш мозг вырабатывает «гормоны счастья» небольшими порциями. Поэтому приходится пережидать их периоды спада. Но умеренное пребывание в спаде тоже хорошо и полезно — мы легко сосредоточиваемся на вызовах, видим потенциальные риски своему благополучию. А потом снова период «гормонов счастья». Это важные моменты нашего земного путешествия.

В прокладку новых нейронных путей (счастливых привычек) надо включать запланированные приятности, которые поднимут «гормоны счастья», дадут энергию. Таким образом, мы относительно легко и быстро достигнем результата. Радость — это прекрасный инструмент для управления энергией и важными гормонами. При решении сложных проблем непременный перерыв с получением удовольствия обеспечит мощный прилив энергии, сил и вдохновения. Главное — избирательность в удовольствиях.

Tags : гормоны счастьяздоровый образ жизнипеременысчастливые привычки