close

Продолжение «зимнего кокона». Наши гены, наше невероятное тело и наш ленивый мозг. Ленивый мозг всегда увиливает от освоения невероятных кодов своего же тела. Есть такие научные открытия, которые не радуют и не восхищают, а ставят в ступор: «Как с этим быть?». И только люди со стратегическим мышлением радостно включают эти открытия в свой план действий.

Эпигенетика (буквально — «над генетикой») — новое направление в медицине, которое разрывает наш «шаблон», что гены — судьба. Все мы рождаемся весьма похожими, и вместе с тем — очень разными. Активное долголетие может передаваться негенетическим путем. Все, что мы едим, пьем или курим, влияет на активность наших генов и генов нашего потомства — таков вердикт эпигенетики.

Это значит, что в нашем организме есть механизмы, которые «включают» и «выключают» плохие или хорошие гены. Это значит, что наша еда и наше поведение «управляют» этими механизмами. Это значит, что у нас есть свобода выбора, а, следовательно — колоссальная ответственность перед собой и перед нашими детьми.

Как этой свободой выбора пользуются решительные люди? В какой-то момент они  резко поворачивают «руль» своей жизни в противоположное направление. Неслись на огромной скорости без тормозов, и вдруг, резко притормозив, стали «ехать» очень правильно. Они осознали возможности.

В прошлых постах упоминалась Джейн Фонда (79 лет), которая прервала цепочку тяжелых «депрессий», связанных с родовой генетикой, и вышла из «замкнутого круга». Она, как и ее родственники, столкнулась с остеоартритом, и хотя в преодолении этой проблемы не все сложилось так, как хотелось бы (не было тогда знаний о том, что чрезмерные занятия спортом усугубляют генетические «поломки») — у Джейн все равно получилось феноменально!

Анжелина Джоли (42 года) также резко повернула «руль судьбы», когда депрессии настолько отравили жизнь, что помогать другим стало ее единственным спасением. Такой метод считается очень действенным в отношении затяжных душевных кризисов. А в отношении физиологии Анжелина не стала рисковать и нанесла превентивный удар потенциальному генетическому раку молочной железы. Хотя многие эксперты говорят, что могла бы положиться на здоровый образ жизни и не заболеть. Но после стольких лет психологической нестабильности сложно перейти на стопроцентный ЗОЖ в ускоренном режиме.

Лиз Херли (52 года) в какой-то момент сделала резкий разворот в питании и поведении. Хиппи-мышление и бунтарская установка «без границ» в одночасье были отправлены на психологическую «свалку». Сегодня Лиз живет в жестких границах здорового питания и не дает шансов своему еще не совершеннолетнему сыну насладиться неосознанной свободой выбора. Только все правильное! Так Херли создает новый генетический «капитал» для своего рода.

 Орнелла Мути (62 года) также стремительно поменяла все в одночасье. Многие годы питается и живет так, что далеко не каждый среднестатистический человек захотел бы поменяться с ней местами, даже при учете ее финансового благосостояния.

Среди мужчин: Чак Норрис (77 лет), Том Круз (55 лет), Джаред Лето (45 лет), Дастин Хоффман (80 лет) — только немногие из большого списка практикующих управление генами.

А есть целые миры, где люди живут в условном эпигенетическом «раю» — с удовольствием управляют генами и наслаждаются эффектами этого руководства. Они не родственники друг другу, но генетическая осознанность превратила их в настоящую эпигенетическую «семью». Например, так живут на японском острове Окинава. Для этих людей гены — не судьба и не приговор, а основа для лучших жизненных сценариев.

И для этого есть все основания. В 2006 году американским исследователям присудили Нобелевскую премию за объяснение процессов «включения» и «выключения» тех или иных генов. Это — одно из важнейших открытий последних лет. Эпигенетика  сегодня — «звездное» направление. Она преображает, ее влияние — многообещающе позитивно.

ЧТО МЫ МОЖЕМ В СЕБЕ ИЗМЕНИТЬ, А ЧЕГО НЕ МОЖЕМ?

Конечно же, рост, цвет глаз, черты лица и прочий внешний «чертеж» — не изменить.

Но ученые-эпигенетики шутят: «Вы — в стабильном внутреннем благополучии, если у вас хорошее метилирование». Метилирование — это важная часть эпигенетики. Метилирование  — это очень сложный процесс. В сильно упрощенном варианте, для легкого понимания его можно назвать как блокирование.  Метилирование — своего рода рычажок, который организм использует, чтобы «выключать» те гены, работа которых в данный момент ему не нужна или может представлять опасность. Мы передаем потомству весь свой жизненный бэкграунд, который создался, в том числе, через метилирование.

Есть и другие механизмы эпигенетической регуляции, кроме метилирования. Но это сложный каскад знаний, которые я буду подавать небольшими частями, чтобы наш мозг не взбунтовался от сложности, и позволил превратить их в мощный антиэйджинговый актив.

Итак, наша ДНК имеет условные две «части» — не меняющуюся и меняющуюся.

Первая часть — сама ДНК — сакральное место, которое не меняется ни при каких условиях и передается по наследству. Ни еда, ни образ жизни, ни что-то другое не могут повлиять на этот «чертеж» нас: параметры, предрасположенность к болезням, тип нервной системы, особенности поведения и наклонности. И, тем не менее, ДНК — это не последнее слово в нашей судьбе.

Вторая часть — эпигенетический блок. Эпигеном (приставка «эпи-» в переводе с греч. «над») — это регуляторный слой, расположенный «над» геномом клетки. Я называю это «вторым этажом». Здесь располагается тот самый «рычажок». И здесь также все передается по наследству. Именно со «второго этажа» регулируется наше старение. Определяются скорость старения клеток, вероятность того, «выстрелит» или не «выстрелит» опасная «семейная» болезнь. Поэтому  не всем генетическим «предсказаниям» суждено сбыться: некоторые из них много раз будут переписаны нашей едой и поведением.

Мы фокусируемся на «втором этаже» — эпигеноме, который позволит нам управлять генами, а значит — возрастом и здоровьем — самостоятельно.

В эпигеноме находятся специфические метки, определяющие активность генов, при этом не затрагивающие саму ДНК. Эпигеном раздает команды, какие гены должны работать, а какие — «спать», годами, десятилетиями, а может быть и всегда. При этом «спящий» ген также передается по наследству. И если он может «вечно» проспать, скажем, у родителей, то у детей может «проснуться», если они ведут соответствующий образ жизни.

Мы — очень гибкая «система». И наша воля определяет многое. Наши эпигенетические маркеры постоянно меняются, и мы передаем своим детям эти изменчивые маркеры. Если мы ведем здоровый образ жизни, мы создаем своим детям чудесный биологический и психологический старт!

Метилирование влияет конкретно на «усыпление» опасных генов, стабилизирует ДНК.

Но с годами активность метилирования снижается, «просыпаются» гены старения, а гены, которые работали в молодости, — «засыпают». Нарушается целостность клеток, уменьшается длина теломер (защитных концевых участков хромосом), слабнут защитные системы организма, мы становимся уязвимыми перед разными силами.

Как еда управляет геномом — нам показывают близнецы. Испанские ученые изучили ДНК однояйцевых близнецов. Выявилось, что близнецы в возрасте трех лет идентичны не только генетически, но и эпигенетически (на «втором этаже»). А вот у 50-летних — по-прежнему одинаковых генетически людей уже возникают радикальные различия. Причина — у них были разные вкусовые предпочтения и образ жизни.

Другой эпигенетический фактор — лишний вес. Американские ученые недавно изумили мир — доказали, что «уютный» лишний вес будущих родителей закладывает «бомбу» для потомства. Была изучена пуповинная кровь новорожденных — ДНК лейкоцитов. У детей толстых родителей было сильно сниженное метилирование гена IGF 2 в ДНК. Это значит, что у таких детей повышается риск онкологии.

Некоторые лекарства также могут менять эпигенетические маркеры и приводить к развитию рака у детей, чьи мамы принимали эти лекарства. Так, синтетический эстроген повышает риски онкологии репродуктивных органов у дочерей и внучек, женщин, которые его принимали.

СЧАСТЛИВЫЕ СИНЬОРЫ

Как «второй этаж» — эпигеном влияет  на продолжительность жизни, для нас уточнили  итальянки. Недавно группа итальянских генетиков изучала возрастные изменения метилирования ДНК на примере двух групп женщин-ровесниц. Одну группу составили возрастные дамы, имевшие матерей-долгожительниц и отцов, проживших не менее 77 лет. Другую — синьоры, родители которых прожили около 70 лет (отцы — 67 лет, матери — 72 года). Сравнивались изменения на генном уровне, которые лежали в основе долголетия. Результаты поразительные — снижение метилирования ДНК, характерное для пожилого возраста, происходило гораздо быстрее у итальянок, чьи родители не дожили до 70 лет, чем у их сверстниц, имевших родителей-долгожителей. Обнаружилось, что даже в старости синьоры, получившие в наследство от родителей хорошее здоровье, мало чем отличались на молекулярно-генетическом уровне от молодых людей! У них были надежно заблокированы потенциально опасные гены. Следовательно, хорошее здоровье (как, впрочем, и плохое) передается по наследству.

Чем быстрее мы поймем, какая колоссальная сила нам дана, тем быстрее мы развернемся в сторону чудесных перемен. Еда, содержащая фолиевую кислоту — источник метильных групп. Это знакомый список «с грядки»: листовая зелень, овощи, спаржа, цитрусовые, цельнозерновые продукты, орехи, арбузы, семечки, томаты, авокадо, зерновой хлеб, крупы.

ГЕНЕТИЧЕСКИЙ «РАЙ» ОКИНАВЫ

Ограничение калорий и сахара позитивно меняет профиль метилирования ДНК: снижаются онкологические риски, налаживается внутреннее клеточное благополучие.

Жители японского острова Окинава при суточном рационе менее 2000 ккал уверенно держат первое место в мире по долгожительству. Не зная, что такое эпигенетика, они многие-многие годы управляют своим геномом за счет исключительно здоровой еды и уникального образа жизни.

А поэтому на Окинаве сценарий «не стареть и не болеть» имеет реальное эпигенетическое воплощение. На Окинаве на 1.3 млн человек приходятся 400 людей старше 100 лет. Ни в одном уголке мира такого не встретить. Полные энергии и интереса к жизни, выносливые прадедушки и прабабушки нешуточно «зажигают», выращивают сады и огороды, влюбляются, устраивают вечеринки и дружат с правнуками, которые по западным меркам являются пенсионерами.

Окинава — вызов старости. По сравнению с американцами, японцы в три раза чаще доживают до 100 лет, и в пять раз реже болеют. Они не подвержены болезням, которые убивают большинство американцев и европейцев. Здесь понимают медицину, как предотвращение болезней. Это глубоко сидит в их культуре. Окинавцы выглядят намного моложе своих лет, чрезвычайно активны, имеют жизненные цели и смотрят на мир глазами философов. Отдых на пенсии? У них даже такого понятия не существует! Сердечно-сосудистые болезни встречаются крайне редко в легких формах, рак молочной железы — редкое явление, большинство пожилых мужчин  не слышали о раке предстательной железы и т.п. Окинавцы умирают в большинстве случаев только потому, что просто пришло время. При вскрытии врачи, как правило, не находят видимых причин летального исхода. Поэтому за каждым долгожителем много лет ведется пристальное медицинское наблюдение, а обстоятельства смерти — тщательно изучаются.

Феномен японского долгожительства объясняется образом и ритмом жизни, который не меняется даже с возрастом.

Еда

Простая пища без особой тепловой обработки. Растительная, низкокалорийная, богатая неочищенными углеводами, цельнозерновая — она рассматривается как лекарство и мощное средство сохранения здоровья. Все готовится исключительно на масле канола. Мясо — в редких случаях, чаще — рыба. В рационе много полыни, куркумы, чеснока. Огород воспринимается как домашняя аптека, а овощи и травы — как сильнодействующие противовоспалительные, антивирусные и противораковые средства. В крови долгожителей (мужчин и женщин) уровень половых гормонов высокий, что обеспечивается фитоэстрогенами.

Умеренность

Каждый раз, когда окинавцы (и в целом японцы) садятся за стол, они произносят древнее конфуцианское: «хара хати бу» в переводе: «заканчиваю кушать чуть голодным». Таким образом, создается сознательное ограничение.

Физическая нагрузка

Ежедневно: работа в огороде, саду, на рыболовецком баркасе. Велосипед, плаванье, боевые искусства, долгие прогулки, ежедневные танцы — будни возрастных окинавцев. Традиция сидеть на полу помогает быть в хорошей форме. Тот факт, что пожилым людям приходится вставать с пола и садиться на него по нескольку десятков раз в день, укрепляет мышцы нижней части туловища и улучшает равновесие.

Не суетливость

Соперничать и распыляться на разные вещи — не допустимо. Никакой спешки, никакого беспокойства. Уровень стресса исключительно низкий.

Наслаждение жизнью

Общение с друзьями, любимыми, наслаждение природой, искусством, сохранение культурных традиций — все это требует планирования в условиях несуетливости. Для этого сформирована рациональная отрешенность — прошлое легко оставляется в прошлом, а приоритет отдается простым, каждодневным радостями.

«Пятичасовой чай»

В половину четвертого все собираются на «моаи» — своеобразный клуб по поддержке «своих» и в хорошие и плохие времена. Сознание, что люди готовы всегда прийти к тебе на помощь, действует очень успокаивающе. А поэтому — чай, угощенья и долгие разговоры…

ОКИНАВСКИЕ ЗНАМЕНИТОСТИ

Они сметают все стереотипы о возрасте и возможностях, демонстрируя восхитительный финал жизни. Ни депрессии, ни слабости, ни сожаления о прожитой жизни, ни беспокойства от надвигающейся смерти. Умиротворение и насыщенность жизнью.

В префектуре Окинавы есть «База данных» о его жителях. Каждый может прийти и изучить «досье» долгожителей. Окинавцы не возражают, они рады поделиться своим опытом. Вот только некоторые примеры (сведения — на момент 2010 года):

Уси Окусима (104 года). Подрабатывает на местном рынке упаковщицей фруктов. На собственном огороде выращивает овощи, часто устраивает вечеринки для друзей, заряжает невероятно позитивной энергией. Большую часть времени проводит с 77-летней дочерью Кикуэ и лучшими подругами — 90-летней Сецу Тайра и 96-летней Мацу. «Недавно Уси начала пользоваться духами: у нее появился новый приятель», — с пониманием объясняют подруги. Уси заливается молодым смехом. Ее еда состоит в основном из овощей, разве что перед сном иногда выпивает чашечку саке с полынью.

Камада Наказато (102 года). Сильная личность и местный духовный авторитет. Живет с детьми, которым далеко за 70. Основное блюдо Камады — сладкий картофель, запеченный в духовке. Типичный распорядок дня: подъем на рассвете, приготовление завтрака — жасминовый чай и суп мисо с овощами. Затем уединение в маленькой роще для молитвы за здоровье и благополучие родных и знакомых. В полдень — работа на огороде, сбор трав и овощей для обеда. Полынь для риса, куркума для супа, овощи… Мясо по великим праздникам. За день выпивает чайник зеленого чая. В четыре часа начинается «девичник» с такими же долгожительницами, как она. После этого ее ждет легкий ужин (не позже 18.00) из рыбного супа, овощей, зеленого лука, салата и риса. В девять вечера — глубокий сон.

Годзэи (102 года). Живет одна. Каждый день работает в огороде. Три раза в год собирает урожай. Любимое время — вечер, когда приходят гости и соседи. Когда ей было за 60, она спасла от смерти женщину, которую укусила смертельно ядовитая змея. Годзэи, весившая меньше 40 кг, оторвала кусок от своего платья, сделала жгут, взвалила гораздо более «габаритную», чем она, женщину на спину и благополучно донесла до больницы. Несла —  7 км. Годзэи очень энергично носится по дому, ведь каждый день приходят гости — нужно готовить стол. Легко встает и садится раз по тридцать, а то и больше. Ведь все чаепития происходят на полу.

Коутоку Киндзе (94 года). Каждый день занимается боевыми искусствами. Оттачивает гибкость для боевых соревнований, работы в саду и поездок на мотоцикле.

Фуми Тинен (99 лет). Бизнес-леди держит торговую палатку на местном рынке. Излучает постоянное состояние счастья. Каждый день ест угря, много работает и общается с друзьями.

Исикити Такана (99 лет). Хозяин местной гостиницы. Очень религиозный человек. Никогда не просил и не просит долгой жизни, а просто благодарит небо за каждый прожитый день.

Сейрю Тогу-ти (105 лет). Каждый день ухаживает за огородом и садом, виртуозно играет на лютне.

Фумиясу Ямакава (100 лет). Бывший банкир. Ежедневно на рассвете отправляется на пляж. Полчаса плавает, затем бегает и занимается йогой, встречается с друзьями.

Току Оякава (105 лет). Каждый день ловит рыбу и делает счастливой свою 92-летнюю жену.

Они, как и другие жители Окинавы, ведут типичный для них, но такой оригинальный для нас образ жизни. Юмор, дружелюбие, трудолюбие и следование традициям.

Дамы чувствуют себя намного счастливее, чем в молодости, они знают, что их внешность и возраст воспринимаются окружающими очень-очень позитивно.

Гены на любом краю земного шара — это гены. Они больше — не «серая зона», а колоссальная сила, которая выявляет масштаб нашей личности. Согласимся ли мы управлять этой силой, самым доступным инструментом на свете?

Tags : Анжелина ДжолиантиэйджинггеныДжейн ФондаТом Крузэпигенетика