Даже сильные мира сего всегда переживают измены. Но есть особая каста «изменников», которых нужно быстро прощать и возвращать. Помним ли мы, когда из нас впервые  «убежали» самоуважение, достоинство, мечты, первые штрихи свежести. Большинство из нас мирится с такими «побегами», инертно соглашаясь на постоянное обнуление в этих стратегических активах.   

Сказать, что молодость уходит из нашего тела «по-английски» — большая банальность. Но  все-таки она убегает по четко фиксируемым и измеряемым признакам. Еще в юности совершает побег из нашего тела сквален — «супер-актив молодости». Его количество в это время начинает уменьшаться. Чуть позже к сквалену присоединяются и пептиды — не менее важные супер-активы. Спустя какое-то время начинают готовиться к побегу  и особенные «гормоны»…Убегают из нас и сиртуины — лучшие гаранты свежести, молодости, неуязвимости, здоровья и долголетия.

Всех этих «беглецов» можно и нужно возвращать умело и со знанием дела. И в этом нам может помочь новый блок знаний. Люди, которым в той или иной мере удается вернуть убежавшие активы, — штучные и редкие «экземпляры». Генетические долгожители и счастливые обладатели «нестареющей» наследственности — малоинтересны: они нам не подсказка. А вот те персоны, которые при обычной наследственности (таких большинство) пошли против изменчивой природы возраста и своими усилиями «приостановили» побег молодости, — очень даже интересны.

Этот пост — об интересной теме, к которой в последние годы приковано большое внимание со стороны как ученых, исследующих возраст, омоложение и старение, так и обычных людей разных профессий и возрастов. Интернет объединяет всех в условный клуб «стареть не старея». Все, кто не равнодушен к себе и своему будущему, пристально следят за последними достижениями в анти-возрастных науках, чтобы, если появилось что-то новое и надежное —  «примерить» на себя. Они пытаются повторять то, что делают ученые анти-возрастных наук   для себя, своих домочадцев и даже для любимых животных. 

На изучение этой темы у меня ушло больше обычного времени. Но это стоило того, чтобы увидеть более-менее полный новый расклад анти-возрастных дел в мире. Кроме этого, перевела несколько любопытных материалов с английского.

На примере супер-звезды анти-возрастной науки Дэвида Синклера (David A. Sinclair) и его семьи проследим, как вернуть убежавшие активы наилучшим и надежным образом. Дэвиду сейчас 51 год. Он — знаменитый биолог и профессор генетики из Гарвардской медицинской школы. Весь мир наблюдает за ним, потому что не так много в мире ученых его уровня, которые бы ринулись в эту сложную область. Потому что поиск решений, позволяющих «затормозить» возраст, — сверхсложное дело, требующее экстраординарных мозгов и способностей. На такой поиск уходит много лет, и не факт, что усилия конвертируются в некий успех. Поэтому в эту область идут «избранные». Дэвид оказался удачливым со всех сторон. Он уже получил свыше 25 престижных наград, вошел в список журнала Time «100 самых влиятельных людей в мире». Каждый год выдает новую порцию знаний о том, как обуздать возраст.

Перед тем, как мы рассмотрим пути обуздания возраста по Дэвиду Синклеру, я хочу обратить внимание на одну важную вещь. Почему ему так везет? Дело в том, что Синклер обладает уникальным «огнем» для открытия тайн. Именно от «огня» и его интенсивности зависит, каких вершин достигнет человек. Как правило, такой «огонь» загорается в детстве. И чаще всего это случается в результате неизгладимого шока, впечатления чем-то сильным и незабываемым.

В случае Дэвида это было известие, что все люди умирают. Именно эта огненная новость стала ошеломляющим откровением. Он до сих пор помнит тот день, когда он впервые узнал о неизбежном факте смерти. В то утро он со своей любимой бабушкой играл на полу в ​их фамильном доме в пригороде Сиднея. И вдруг бабушка сказала, что их кот скоро умрет, ведь ему уже 15 лет. Вторым шоком была следующая фраза бабушки, произнесенная после паузы: «Все живое умирает! И люди также!». Он так и не смог оправиться после этого переживания годы спустя. Позитив в том, что эта огонь-история с ранних лет определила блестящий путь.

Большую часть детства Дэвид провел со своей веселой и энергичной бабушкой, которая не хотела стареть, в то время как родители-биохимики делали карьеру. К моменту поступления в Университет Нового Южного Уэльса на факультет биохимии, он горел желанием найти средство, чтобы затормозить или полностью «обнулить» возраст бабушки. Таким образом, это определило его карьеру на всю жизнь, и, собственно, привело к всемирной известности.  

ОТКАТ  ВОЗРАСТА НА 10 ЛЕТ

Бабушке Дэвид помочь не успел, а вот родителям — удалось. И себе, и родителям друзей, и большой массе своих последователей. Дэвид научился возвращать сиртуины и другие агенты молодости. Хотя Дэвид успешно это делает последние 10 лет, для большинства из нас подобная практика — все еще фантастика. Дэвид откатил свой возраст как минимум на 10 лет, что подтвердила лабораторная диагностика, зафиксировавшая процесс на клеточном уровне. По словам Дэвида, специальные анализы крови показали, что его биологический возраст примерно 31 год.

Сиртуины — это особенные молекулы в нашем теле, которые защищают не только от старения, но и от рака, диабета и других болезней. Когда сиртуины «уходят», им на замену приходят старение и болезни. В 51 год у Дэвида сейчас относительно молодые волосы, здоровые зубы, упругие мышцы и много энергии, при том, что он отчаянный трудоголик.

Дэвид Синклер. Справа — с женой

Дэвид откатил возраст себе, своим домочадцам (включая домашних животных). Ему удалось продлить своей маме жизнь на 20 лет, после того как в результате лечения рака ей удалили легкое. Вопреки прогнозам врачей, которые ей отводили несколько месяцев, она наслаждалась жизнью и хорошим здоровьем еще 20 лет, благодаря возврату сиртуинов по схеме, которую разработал Дэвид.

С его отцом отдельная история. Сейчас Синклер-старший продолжает многолетний процесс  возвращения сиртуинов. Ему уже за 80. Он  в блестящей форме, активно занимается рафтингом и альпинизмом (подробнее об этом ниже).

Дэвид открыл, что выработку сиртуинов в нашем организме стимулируют: красный виноград и вино из него, сырое какао и темные ягоды (брусника, черника, шелковица, малина, клюква). Из орехов — фисташки и арахис. Все это — больше чем еда и напиток, это лучшие источники ресвератрола, — одного из «родителей» сиртуинов.

КАМБЕК «ИЗМЕННИКОВ»

Как и большинство исследователей долголетия, Синклер является «healthspanner», а не «lifespanner». Иными словами придерживается установки — не просто продлить жизнь, а сохраненить ее высокое качество до конца. «Идеальная ситуация заключается в том, что вы остаетесь здоровыми до конца, а если и болезнь и настигнет вас, то только в последние несколько недель жизни. По сути, вы умираете в хорошем состоянии», — уточняет Синклер.

Дело в том, что сиртуины активируются от низкокалорийного питания и физических упражнений. И, собственно, от винограда, темных ягод, фисташек и арахиса.

Дэвид работает над созданием таблеток, которые все это заменят. Будут ли такие вещи, как физические упражнения и здоровое питание с ограниченными калориями, по-прежнему необходимыми, даже если Дэвид создаст специальные препараты, блокирующие возраст? Да! Они будут критически важными, потому что в сочетании с ними действие этих препаратов будет гораздо более эффективным. Итак, здоровое питание, спорт, плюс сиртуины — самая лучшая комбинация! Но надежда на эти препараты — не повод предаваться лени и отключать «тормоз» в еде. 

Пока еще препаратов нет. И Дэвид работает над откатом своего возраста такими средствами, как это может делать любой из нас.

«Я занимаюсь в тренажерном зале каждую неделю. Но, считаю, что не помешали бы дополнительные физические упражнения. Самое лучшее, что я сделал к 40 годам, — полностью отказался от сладкого и десертов», — говорил Синклер еще до того, как однажды проверил свои биомаркеры возраста в лаборатории.

Недавно в интервью InsideTracker Дэвид рассказал о системе «возвращения» сиртуинов  (привожу перевод фрагменты разговора).   

Q: Вы недавно сказали, что за 9 месяцев вернули себе утраченное десятилетие жизни, работая по этой системе. Слышать это от одного из самых уважаемых ученых в мире по теме старения — впечатляет!

Дэвид: Я сам был впечатлен! Не надеялся получить дополнительные 10 «молодых» лет жизни. И, конечно, не ожидал, что это произойдет в течение нескольких месяцев. Поэтому, когда получил результаты, — прыгал от радости. Позвонил жене и сказал: «Тебе придется терпеть меня еще десять лет, извини».

Q: Как часто вы тестируетесь?

Дэвид: Проверяюсь регулярно три-четыре раза в год. У меня длинная история анализов, начиная с 2011 года. Я знаю, что происходит в моем теле. Это позволяет мне видеть, что делает со мной возраст. Когда я начинал свою программу, мне еще не исполнилось 40 лет. Мои биомаркеры крови в целом были в порядке — в оптимальной зоне. И поначалу я не воспринимал серьезно рекомендации программы. Но когда исполнилось 40, я зафиксировал, что мое якобы хорошее питание и упражнения — недостаточны.  Один раз биомаркеры даже вошли в красную (критическую) зону. Я сказал тогда себе: «Хватит! Надо что-то еще!».

Q: Что вы делали, чтобы снизить возраст

Дэвид: Я не осознавал, что продолжаю вести нездоровый образ жизни. Я думал, что достаточно того, что я исключил все сладкое и десерты, контролировал вес. Я уверен, что, если бы регулярно не проверял биомаркеры возраста, по-прежнему бы не замечал свое старение. По сути, я старел «как все» — на десять лет быстрее своего потенциала в этом периоде жизни с такими «стараниями». Только после того, как стал серьезно заниматься программой — пошел в противоположном направлении. Впечатляющие результаты не появились в одночасье. Возраст постепенно откатывался, параллельно с изменениями в моем питании.  Всю свою карьеру я пытался понять, почему мы стареем, как можно замедлить этот процесс или обратить вспять. И за последние годы сделаны потрясающие открытия, выявившие, что в нас встроены механизмы клеточного ремонта и восстановления, помогающие существенно откатить возраст. У генетических долгожителей эти мощные механизмы в постоянной  активности, но у обычных людей — их нужно активировать. Поэтому генетические долгожители неуязвимы ни для курения, ни для массы других вредностей.  

Мы обнаружили, что физические упражнения и здоровая, не калорийная еда активирует эти механизмы у обычных людей. Эти защитные механизмы начинают работать усерднее, если мы их, условно, стимулируем. Они начинают ремонтировать и омолаживать наши клетки. В своей лаборатории с моей командой мы полностью изменили скорость старения у мышей всего за неделю. Это радикальный результат! Такие же механизмы есть и у людей.

Q: Какие еще многообещающие методы отката возраста появились в последнее время?

Дэвид: В нашем организме есть три основных пути активизации наших клеток, которые могут противодействовать старению, находящиеся на пике защитных функций, которую мы учимся настраивать. У них причудливые имена. Я и моя команда фокусируемся на изучении сиртуинов. Существуют и другие вещества, которые в активной форме защищают от старения. Открытие этих «стражей» молодости — настоящий прорыв. Мы учимся их активировать, безопасно настраивать и заставлять работать усерднее, чтобы дольше жить и сохранять здоровье. Я все время ошибочно считал, что для этого нужно какое-то особое сильнодействующее лекарство. Но в голове все меняется, если вы делаете анализы после перемены образа жизни. Вы фиксируете четкую обратную связь. Если вы меняете систему питания и образ жизни, но у вас нет возможности измерить в лаборатории свои показатели организма, вам приходится принимать все на веру. Собственно, я так делал, пока однажды не воспользовался мониторингом биомаркеров. Только тогда я понял, что мои предыдущие усилия были недостаточными, и не все действия были правильными. К счастью, я вовремя смог это исправить! Сейчас у меня появилось гораздо больше физической и психической энергии, даже если я работаю всю ночь.

КОРЗИНКА АНТИВОЗРАСТА

Как относятся к Дэвиду Синклеру ученые и врачи? Есть два лагеря. Одни — за него, другие — ему оппонируют. Дэвид отбивается. Он подчеркивает, что он ученый, а не врач, и не дает официальных рекомендаций по здоровью.  Он не рекламирует какие-либо добавки и брэнды. Другое дело, что мир его узнал как талантливого и смелого ученого, и сам хочет следовать за ним, потому что Дэвид делает безопасные и естественные ходы. 

Дэвид  практикует ограничение калорий, принимает в основном растительные белки, исключил сахар и плохие углеводы (это не касается хороших углеводов). Тренируется в зале, раз в неделю идет в сауну с контрастным душем (экстремальные температуры стимулируют обновление клеток). Регулярно принимает витамины D, K2 и аспирин. Каждое утро  принимает еще три вещества: ресвератрол, NMN и метформин (препарат для лечения диабета, который в настоящее время изучается на предмет его потенциального антивозрастного действия). 

Как известно, ресвератрол — молекула, из которой синтезируются сиртуины. Онстимулирует регенерацию клеток, омолаживая их. Снижает естественное воспаление, которое есть у всех без исключения людей, защищает от рака, позитивно влияет на секрецию инсулина и концентрацию инсулина в крови, на синтез гормонов, восстанавливает кровеносные сосуды и делает много других хороших вещей, включая предотвращение аутоиммунных болезней и чудесные перемены в кишечной микрофлоре.

Ресвератрол вырабатывается нашим организмом в молодости. А потом «убегает» от нас. К счастью, ресвератролесть в винограде, сыром какао, темных ягодах, фисташках и арахисе.

Поэтому добавка ресвератрола естьвежедневном рационе Дэвида Синклера. Все вместе выглядит так:

  • Ресвератрол — 1 г. в день утром с домашним йогуртом.
  • Никотинамид мононуклеотид (NMN) 1 г. в день  утром.
  • Метформин (рецептурный препарат) 1 г. в день по вечерам, кроме дней, когда  занимается спортом.
  • Из синтетических витаминов — только D3 и К2. Все другие витамины старается получить из еды.
  • Статин принимает с 20 лет, из-за генетической предрасположенности к сердечно-сосудистым болезням.
  • Аспирин 83 мг в день.
  • Одна чашка кофе утром (один раз в день), затем зеленый чай.

Часто делает кратковременное голодание — пропускает обед. Хотя в красном виде много ресвератрола из сиртуинов, Дэвид вино не пьет. В бокале красного вина содержится всего несколько миллиграмм ресвератрола, а необходимы дозы в сотни миллиграммов. Он  принимает ресвератрол с завтраком в виде капсул — по 1000 мг с ложкой йогурта.

«Ресвератрол нужно принимать с осторожностью тем, у кого недостаточная свертываемость крови. Он ее понижает», — обращает внимание Дэвид.

Прием ресвератрола начал в 2004 году, а добавление NMN и метформина  —  примерно 2017 году. «На данный момент убедительных рекомендаций по дозам ресвератрола — нет. Это слишком новые знания, на проверку которых нужны десятилетия. Подчеркиваю — я и моя семья не принимаем какую-то таблетку, появившуюся в результате долгих клинических испытаний. Это моя собственная экспериментальная программа», — предупреждает Дэвид.  

Многие врачи критикуют Синклера, потому что масса людей ориентируются на него, хотя он не рекомендует брать с него пример. Тем не менее, ежедневно он получает десятки электронных писем, в которых люди задают вопросы. В США, если вы не врач, вы не можете давать рекомендации, а Синклер — не врач, а знаменитый ученый-биохимик. Синклер говорит, что не имеет никакого отношения к индустрии пищевых добавок, и это правда. Основанные им компании работают над созданием одобренных FDA лекарств, а не добавок. 

После ресвератрола, Синклер стал изучать молекулу с непроговариваемым названием — мононуклеотид никотинамида (NMN). Она есть в каждой нашей клетке, и повышает уровень так называемого «NAD +», который регулирует молодость клеток и служит источником энергии. «NAD +» с возрастом снижается. Ресвератрол активирует сиртуины, но делать это может только в паре с другим веществом — NMN. Без него ресвератрол не будет работать. В свою очередь уровень выработки NMN зависит от содержания NAD. В молодом возрасте уровень этого вещества в нашем организме высокий, но к 50 годам он сокращается вдвое.

Поэтому Дэвид принимает ресвератрол, чтобы увеличить активность сиртуина, и NMN, чтобы гарантировать достаточную обеспеченность сиртуинов энергии для их правильной работы.

ВЛЮБЛЕННОСТЬ В ДОЛГОЛЕТИЕ

Старший Синклер на подходе к своим 80-ти годам полностью изменил образ жизни. Пошел на новый виток карьеры, начал заниматься тренировками, путешествиями, не уступая в активности 40-летним.

Дэвид с отцом

Он не терпит, когда ему говорят, что запас здоровья и силы предопределен. В 80+  у него нет проблем с памятью, нет болей и депрессии. Он чувствует себя также на 40 лет.

Дэвид рассказывает: «Прошлой осенью в Африке я увидел его во всей красе. Он возглавлял группу людей, подбадривая их к активности. Мы начинали путь в 6 часов утра, пересекали пустынные ландшафты, путешествуя по национальным паркам на протяжении многих часов. Мы поднимались на горы, переплывали реки и пересекали пустыни. Папа был самым энергичным.

Что Синклер-старший делает каждый день? Тренируется два раза в неделю по 70–90 минут. Сначала делает разминку на гребном тренажере в течение 15 минут, проходит ежедневно от 3 до 7 км, а затем делает упражнения на растяжку и атлетические. Также занимается пилатесом в течение часа каждую неделю, чтобы сохранить гибкость. Частота пульса идеальная и в спокойном, и в активном состояниях.

Еда. Только здоровая — домашняя или из проверенных ресторанов. Много овощей, с кусочком курицы или рыбы. Крайне редко — говядина. Маленький завтрак из овсянки. Немного фруктов. Обед пропускает. Из напитков только несколько раз в неделю немного красного вина. Его добавки: витамин D, немного ресвератрола, NMN и метформин.

Ни один из пра-пра-родителей отца не жил так долго, и с таким качеством. В его возрасте кто-то был лежачим и немощным, а кто-то не доживал до его лет.

О ресвератроле ученые (из группы сомневающихся) все еще спорят, но предпочитают делать это в присутствии Синклера. С 2003 года они не решаются дискутировать, не приглашая его, чтобы лишний раз убедиться, что он не постарел и все еще здоровый.

NMN попадает в категорию добавок, наряду с никотинамид-рибозидом (NR), называемыми «бустерами NAD», которые становятся все более популярными. 

Метформин давно зарекомендовал себя безопасным средством долголетия, который очищает и омолаживает клетки. Обычно врачи назначают метформин только для контроля уровня сахара в крови (диабет 2 типа).

Метформин заставляет клетку «думать», что она находится в состоянии очищающего и омолаживающего голода, и клетка начинает омолаживаться и восстанавливаться. Другими словами, ресвератрол и метформин активируют процессы, схожие с голоданием. Почему это выгодно?

Клетки развивались таким образом, чтобы работать в двух режимах — накормленном и в голодании. Когда есть много еды, клетки растут и размножаются, а когда мы голодаем, они уменьшают активность и фокусируются на самообновлении, само-ремонте и самовосстановлении. Ремонтируется наша ДНК, выводятся токсины, «шлаки» и всякие вредности, которые старят нас. Возраст отступает.

ЗОЛОТАЯ СЕРЕДИНА И ЦАРСКИЙ ПУТЬ ВОЗРАСТА

Российские биологи также работают в этом направлении. Например, открыли, что наибольшее количество ресвератрола можно получить из стволовых клеток северного винограда. На разных форумах по обсуждению ресвератрола есть рецепты приготовления из винограда в домашних условиях. Я не включала их в этот пост. При желании их легко найти в сети. Для общей информированности, может, и стоит все это изучить, но применять — личный выбор.

Я выбираю осторожный подход — ресвератрол только из еды. Пять лет назад я ввела 4 продукта, которые мне подходят круглый год на каждый день: сырое тертое (кусковое) какао, фисташки (горстка в день), малина и черника (после свежих — замороженные). Виноград и вино мне не подходит. На четвертый год я увидела реальные изменения. Не то чтобы они «выстрелили» в какой-то момент. Они постепенно проявлялись маленькими «штришками», но именно на четвертый год это стало выглядеть качественно по-другому.  

И еще — очень важна среда, которую мы создаем в организме. Климат в организме должен быть манким и привлекательным для «возвращенцев». В моем случае на протяжении многих лет — отсутствие сахара (в любом виде), казеина (из молочных продуктов), трансжиров. Ограниченно — глютен и фруктоза. Постоянный спорт.

Есть один очень важный, но не осознаваемый нами фактор, который часто не учитывается, но играет решающую роль. Это — время. Чтобы совершили свой возврат пептиды, сквален, сиртуины, особенные гормоны, и откатился возраст — нужно не торопиться. И это возвращает нас к связанной теме — стратегического мышления и высококвалифицированной работы. Низкоквалифицированная работа, высокая стрессовость, накопление негатива, разочарований, комплексов и стереотипов заставляют суетиться, и не позволяют в комфортном режиме осваивать новые знания, до которых «не доходят руки» даже у среднестатистических врачей. 

Почему нужно время? Потому что возникнет конфликт знаний и представлений. И это надо пережить и переосмыслить. Сложно принять то, что многие люди ошибались и ошибаются, включая близкое окружение. Что врачи часто отстают от новых открытий. Что появилась новая авторитетная научная область, которая не относится к рядовой медицине, но занимается здоровьем и долголетием на принципиально ином уровне. И эти новые знания идут вразрез с устоявшимися внутренними представлениями. И чтобы воспользоваться новыми возможностями, нужно «помирить», согласовать эти разные представления, и, возможно, от чего-то отказаться, каким бы надежным «фундаментом» оно ни казалось. Необходимо научиться новой организации жизни, которая будет давать стабильность для осуществления радикальных перемен.

Чтобы создавать в своем организме «привлекательный климат», вводить в образ жизни новые условия, нужны запасы времени и других ресурсов, безстрессовость, устойчивость. Нужна хорошо оплачиваемая работа, чтобы не метаться между другими подработками. Хорошо оплачиваемая работа даст время на неспешный процесс налаживания высокого качества жизни при откате возраста. Постоянное обновление компетенций для такой работы — это также процесс, не терпящий спешки. Поэтому правильная организация жизни — тема болезненная, но крайне необходимая для такого эффекта, как ее продолжительность и качество.

Tags : возрастдолгая молодостьдолголетиездоровьеЗОЖстарениехорошие перемены